Магистраль

[<назад] [оглавление] [дальше>]

— Я никогда не могла понять, что же Клее хочет сказать своими картинами.
-Может, и вовсе ничего. Просто оттягивался в свое удовольствие.
Филип Дик, «Око небесное»

Часть 3

«- Вставай, — закричала София, — ведь на дворе шторм!
Но кот только перевернулся на свой толстый живот. И тогда София, неожиданно для себя, пришла в ярость, она распахнула дверь, выбросила кота на ветер и, увидев, как он прижал уши, закричала:
— Охоться! Делай что-нибудь! Ты же кот! — И, заплакав, -забарабанила в дверь бабушкиной комнаты.»
Туве Янссон, «Летняя книга»

Глава 5

«Откуда им было знать, что этот драгоценный камень предназначен всего лишь для наведения мостов между разными измерениями»
Том Вулф, «Электропрохладительный кислотный тест»

Двое полицейских с пистолетами в руках медленно приближались к нам сквозь пелену дождя.

— Ну что будем делать? — спросил я.
— Так… давай как один опустит пушку, чтобы обыскать нас, ты врежешь ему, а я попытаюсь достать свой ствол.

Небо барабанило меня по голове, а я изо всех сил старался сохранить каменное выражение лица, чтобы не выдать наших намерений.

Медленно, словно сомнабулы, копы приближались к нам, вот до нас осталось пять метров, четыре, три… вот они остановились перед нами… время резко рвануло вперед — каким-то чересчур порывистым движением один убрал пушку в кобуру, приближается и начинает елозить по телу руками быстро-быстро, как массажистка с посеансовой оплатой… Второй торопливым, каким-то судорожным шагом подходит ко мне, ствол в двадцати сантиметрах от моего виска, но уже на таком расстоянии от него веет могильным холодом.

И тут время замирает: я слышу удары своего сердца, медленные и гулкие, точно кто-то забивает гвоздь из последних сил… Капли дождя оглушительно громко шлепаются о асфальт и разлетаются на десяток еще более крошечных шариков… С гадливым звуком коп, держащий меня на мушке облизывает пересохшие от волнения губы… Пора! Пора! Пора! Пора!!! Надо что-то решать… Я пытаюсь резко дернуть рукой, выбить отвратительную металлическую загогулину из рук копа, поскальзываюсь и лишь неловко задеваю его локтем.

Крошечная свинцовая пуля со свистом вылетает из ствола… Время замирает окончательно, я уже понимаю, в кого она попадет. Гурд тоже это знает, я успеваю услышать еще один удар своего сердца и времени надоедает ждать… С сумасшедшей скоростью пуля входит Гурду над левым глазом и вылетает с обратной стороны, расплескивая кровь каким-то неуместным и пошлым фонтанчиком. Я успеваю понять, что для него уже все кончено, что он уже никогда не узнает может ли человек встретиться с Богом…

Оба полицейских оторопело смотрят, как еще теплое тело падает сначала на колени, а потом лицом вниз на мокрый, истоптанный сотнями миллионов ног асфальт.

Копы еще стоят и смотрят…………………………

Первый отрубился сразу же, от первого удара по морде. Второму удар пришелся по зубам, его рот мгновенно заполнился кровью, он выронил пистолет, сел на колени и, харкая кровью, жалобно заскулил.

***
Я молотил его головой об асфальт, пока он не отрубился. А после этого долго и бессмысленно стоял и курил, прислонившись к капоту машины. Потом позвонил в скорую, сел за руль и поехал в направлении ближайшего фрирайдерского центра.

[<назад] [оглавление] [дальше>]