Па-де-де

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Часть 2 «Адажио»

Глава 4

На экранчике горела надпись Jack White, чуть ниже строчка цифр номера. Слегка погладив, шершавый пластик я притопил клавишу Yes. Пару секунд ничего не происходило, потом раздались четкие, сухие гудки. Телефон пискнул так раз пять, а потом в трубке раздался голос Джека:
— Да? — похоже, я оторвал его от чего-то важного — голос в трубке казался крайне раздраженным, поэтому на всякий случай я поинтересовался:
— Я тебя ни от чего не отвлекаю? Если что — могу позвонить позднее.
Он, разумеется заверил меня, что ничем таким особенным не занят.
— Ну замечательно. — ответил я. — Я тут дочитал этот пакет…
— Хорошо. — оборвал он. — Тогда завтра же утром нам снова необходимо встретиться.
Еще несколько секунд он помолчал, потом спросил:
— Ты же не поэтому звонил?
— Не поэтому, — ответил я.

Мы снова замолчали — тишина была колючей и слегка потрескивала, как замусоленный шерстяной свитер. Потом я каким-то чужим, сонным голосом спросил:
— Кем он тебе приходится?
— Брат. — он словно задумался и добавил. — Старший брат.
— Да нормально… — невозмутимо сказал он и повесил трубку.

***

Снег валил с удвоенной силой, словно отдуваясь за утреннюю неспешность. Небо приобрело сероватый оттенка с едва заметными вкраплениями желтого стекла — эти полосы напомнили мне ее волосы… Хотелось сделать что-нибудь, что принесло бы хоть какой-то смысл во все происходящее… Снег с едва слышном шелестом покрывал все вокруг, я достал из кармана пачку сигарет и закурил. Горечь обожгла язык и вылетела бесформенным облаком к небу… Кнопка Play плавно ушла вниз по пальцем и я пошел дальше по улице под музыку The Burrows…

Было что-то жуткое в том спокойствии с которым я ко всему этому относился. Но это ощущение было настолько притуплено, что осталось только сонное оцепенение, как у задремавшего человека. Нельзя было сказать будто мне было все равно — мне вообще было никак. Казалось, все это происходит с каким-то другим человеком, а мне только дали несколько посмотреть на происходящее его глазами.

Город молчал, казалось будто он потерял свой ритм, но я знал, что он только ждет, чтобы вновь начать игру с реальностью — в этом было что-то жуткое и прекрасное одновременно. Ноги совершенно автоматически топтали снег — следы оставались неглубокие, с грязноватыми подтеками по краям. Почему-то улицы были почти пусты — за последние пару минут мне встретились только несколько прохожих, да и то, это было лишь на выходе из бара. Плотная белая стена снега закрывает глаза и неожиданно усилившийся ветер превращает ее в сплошное белое колышущееся месиво. Кажется будто я снова в той бесконечной ледяной пустыне, и никогда не было Города, не было ее, а все это лишь привиделось мне за те полчаса, что я в забытьи валялся в сугробе…

Наконец, через какой-то уж совсем невообразимый промежуток времени ветер наконец улегся, оставив после себя печальный холодный свист. Солнце нехотя приоткрыло один бок, но почти мгновенно скрылось на западе. Город понемногу начал готовиться ко сну — загорались желтоватые полупрозрачные окна, звуки приглушались и становились словно бы деликатнее, магазинчики спешили вывесить на свои двери таблички «закрыто». Я бесцельно побродил еще минут тридцать и повернул к гостинице.

[<назад] [оглавление] [дальше>]