Па-де-де

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Часть 2 «Адажио»

Глава 11 «Дорога»

Дорога змеилась разорванным шлангом в абсолютной пустоте. «Мда… и без Сережи не обошлось. — пробормотал я. — Эй вы там! — пригрозил я неведомо кому. — Мне это начинает надоедать, так и знайте.» Тонкое, толщиной с бумажный лист полотно дороги тянулось в бесконечность, многократно перекрещиваясь, проходя над и под другими такими же дорогами. Все это сильно напоминало картины кого-нибудь из «великих глюкожников», как называл один мой приятель Дали, Босха и Пикассо. Хотя, боюсь, ни один из этой троицы не был бы рад увидеть такую «картину» в реальности. Дорога вполне сносно выдерживала мой вес, не пружинила и рваться не собиралась (я несколько раз подпрыгнул). Пустота вокруг была просто-таки абсолютной, куда там космическому вакууму — тут не было даже синеватых колючек звезд. Свет же казалось рождался из ничего, но освещал только дорогу и ничего больше. «Ну что ж… Кажется это намек…» — я пожал плечами и зашагал вперед.

Шагать было легко и приятно, словно вышел утром весеннего дня — асфальт еще не прогрелся, молодой ветер ласкает твою кожу, а редкие прохожие ходят еще не с угрюмыми лицами, как вечером, а, наоборот, не прочь подарить тебе свою улыбку.

Довольно скоро я поймал неведомый ритм — размеренный, но довольно быстрый и начал шагать уже в этой размерности. Через некоторое время, мне даже начало казаться, что откуда-то сверху этот самый ритм раздается. Прислушавшись, я понял что так оно и есть, а еще через мгновение узнал и автора — Терри Ли Брауна Младшего. Оставалось только пожать плечами и продолжить движение.

Где-то через полчаса я добрался и до первого перекрестка. «А теперь куда?» — спросил я неведомо у кого и чуть не упал, поскольку одновременно с моим вопросом в воздухе материализовалась гигантская человеческая кисть, размером, наверное, с добермана. Кисть преспокойно висела в воздухе в метре над дорогой. Самое интересное, что на кисти был кружевной манжет вполне в духе какой-нибудь «викторианской эпохи» (хотя в последнем я совсем не уверен). Наконец это чудо природы указующим перстом направило меня налево и исчезло так же внезапно, как и появилось.

«Мда… Интересно, мне стоит прислушаться к совету или пойти в противоположную сторону?» — скорее риторически спросил я и снова чуть не упал, поскольку прямо у моего уха раздался уже знакомый мне по ледяной пустыне голос, который вновь произнес: «Не бойся, все будет правильно». Почему-то это утверждение меня успокоило. Я пожал плечами и послушно выбрал, предложенное направление.

Новый путь на первый взгляд совсем не отличался от старого, да и на второй, в общем, ничем не отличался, поэтому я не забивал себе голову чепухой, а продолжал ловить ритм. Голова была пуста, совсем как окружающее пространство, может даже чуть более… В лбом случае, ни одна мысль даже не пыталась пробраться в мою голову, все что осталось там так это завораживающий ритм, который казалось содержал в себе все, что мне надо было знать…

Время задержало дыхание и остановилось на месте — казалось, оно тоже было захвачено ритмом и невидимо покачивалось в такт. Перекрестки пролетали мимо, даже не откладываясь в памяти, миллиарды километров наматывались на бесконечность, сливаясь в пустоту, пройденную бессмысленно, но ритмично. Мир обрел совершенство формы и содержания.

Прошла не одна бесконечность времени, когда я дошел до обрыва. Дорога просто кончалась, заканчиваясь аккуратным, ровным срезом, висящим над пустотой.

«И что теперь?» — уже уверенный в том, что получу ответ спросил я.

— А теперь ты должен выдержать бой. — ответил Брайан, появляясь за моей спиной.
— Все по классике? — неуклюже пошутил я.
— А то… — в тон мне ответил он, тоже явно чувствуя себя неловко.
— Тогда я должен спросить тебя о том, почему это ты так часто появляешься…
— А я отвечу, что актеров не хватает… Ну ладно, дальше ты знаешь… Защищайтесь, сударь… — Воздух слегка задрожал, он оказался закутанным в классический театральный костюм французского солдата. Выпад был стремительным — я натужно схватив ртом воздух отпрыгнул в сторону, подняв облачко пыли.

— А мне? — наконец спросил я, заметив, что у меня в руках ничего не было.
— У тебя есть ярость, у меня оружие, мы на равных. — насмешливо произнес он и сделал новый укол — я стремительно перекатился.

На ноги я вскочил, красиво выгнувшись дугой, чего сам от себя не ожидал.
— Однако… — восхищенно цокнул он языком, совершая новый укол. Я уже рассчитанным движением, отклонился в сторону и пнул его в грудь, он тяжело завалился на спину и упал в пустоту, таившуюся за дорогой.
— Мда… — протянул я и мир снова померк…

[<назад] [оглавление] [дальше>]