Па-де-де

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Часть 3 «Вариации»

Глава 3 «Цитаты»

Проснулся я часов в восемь утра, по крайней мере именно такой набор цифр демонстрировали электронные часы на прикроватной тумбочке. Солнце только-только начинало свой путь по небу, но уже начинало дарить свою ослепительную улыбку миру. Голова была пустой и легкой, без единого обрывка мысли. Осколки увиденного ночью сна слегка покалывали реальность, но быстро, как кубики льда, растворялись в тепле утреннего улыбчивого солнца. Мой невидимый собеседник как всегда прошептал: «Не бойся, все будет правильно» — и побежал дальше по своим делам. Оставалось только пожать плечами и со всей возможной тщательностью заняться тем, чем, как считается, занимаются по утрам нормальные люди.

Я принял душ, почистил зубы, тщательно высушил волосы феном, осмотрел себя в зеркало и, решив, что заняться, в общем-то, уже и нечем, вышел из номера. В холле дежурил тот же самый консьерж, что и накануне. Несмотря на то, что он явно дежурил всю ночь, выглядел он довольно бодрым. На вопрос, где бы мне позавтракать, я получил довольно исчерпывающий ответ, содержавший сведения вообще о всех заведениях, находившихся в радиусе километра. Немного поразмыслив, я направился в ближайшую кофейню.

Несмотря на то, что на высокое качество заведения я не рассчитывал, а может как раз благодаря этому, кофейня оказалась довольно приятным местом. Небольшое помещение было оформлено в светло-бежевых тонах, слегка оттененных стойкой и оконными рамами кофейного цвета. Несмотря на раннее время внутри было людно, свободный столик удалось найти с трудом. Несмотря на обилие народу, шумно вовсе не было, казалось все сюда пришли именно за этим ощущением спокойствия и поэтому боятся его нарушить. Из небольших, но приятно-округлых динамиков звучал какой-то неназойливых блюз. «Похоже, ты нашел самую лучшую паршивую забегаловку в этом сумасшедшем городке,» — усмехнулся я неожиданно выплывшей из уголков сознания цитате.

Для завтрака мой выбор тем не менее оказался не слишком удачным — кроме кофе в этом месте не подавали ничего, то-есть абсолютно ничего. Похоже, хозяева, вняв голосу разума постановили не портить вкус напитка такими обычными в других заведениях излишествами, как пирожные.

Однако отказаться от удовольствия выпить чашку прямо-таки божественного, судя по запаху, кофе я не смог, поэтому я заказал двойную порцию эспрессо без сахара и, через пару минут получив ароматную горячую чашку, уселся перед широким окном с видом на одну из главных улиц города, про крайней мере так ее охарактеризовал консьерж, когда объяснял как добраться до кофейни.

Есть что-то совершенно необыкновенное в том, чтобы смотреть на просыпающийся город, при этом осознавая, что тебе не надо никуда торопиться. Машины пролетали мимо моего окна, пешеходы, не оглядываясь по сторонам, мелко семенили ногами, а я медленно маленькими глоточками пил кофе. Кофе действительно оказался очень хорош. Он медленно покрывал меня изнутри, заполняя мягким карамельным блаженством.

Я просидел где-то до двенадцати, выпивая чашку за чашкой. Город давно успокоился и поток пешеходов и машин почти иссяк, превратившись в жалкий подсыхающий подтек. Слегка начинало припекать, ритм слегка сбился и тщетно пытался восстановить свой мерный утренний бой. Все вокруг словно заливали прозрачной желтоватой смолой и люди застывали в ней, как насекомые в янтаре.

Наконец, когда солнце словно замерло на полуденной отметке и уже около получаса не могло решиться, начать ему падать назад или продолжить движение вперед, за моей спиной раздался голос:
— Вы позволите?
— Играем в цитаты? — улыбнулся я, пододвигая ей стул.
— Ну почему же. — ответила она мягкой улыбкой. — Просто первое, что пришло на ум.

[<назад] [оглавление] [дальше>]