Секс

Пьеса в одном акте
 

Странный

Кислая

Человек в тапочках

 

Сцена изображает небольшую комнату шестиугольной формы. Зрителю видна только одна половина этого шестиугольника. Стены выкрашены спокойной бежевой краской. Очень ласковый, карамельно-оранжевый свет из низко свисающей на витом шнуре люстры в абажуре — абажур матерчатый, с ниточной бахромой по краям. У правой стены стоит большой книжный шкаф, полки забиты полностью. Местами книги стоят в два ряда. Перед шкафом — высокий барный табурет, кажущийся весьма удобным. С самого края — дверной проем без двери, комната находящаяся за этим проемом не освещена.

На центральной для зрителя стене — большое окно — темно, ежится лучами уличный фонарь. Под окном стильно-округлый проигрыватель музыкальных записей, полка с большим количеством дисков. Рядом — письменный стол.

У левой стены — небольшой гардероб, вешалка для верхней одежды, стойка для обуви, входная дверь.

Точно в центре комнаты — большой, широкий мягкий велюровый диван кремового цвета.

Для того начала пьесы необходимо, чтобы в замке провернулся ключ. Два раза. Так и происходит.

Входят Странный и Кислая. Оба странно-неопределенного возраста — точно больше 15, но и никак не больше 20. Судя по одежде — сейчас весна или осень.

Странный: Проходи… Раздевайся… м… ну да… в смысле… Тебе тапочки?..

Кислая: Не, не надо…

Странный: А, ну да, у меня их и нет. В общем, проходи. Хочешь чаю, там, кофе?

Вешают куртки на вешалки, снимают обувь, постепенно проходят в комнату. Кислая садится на диван.

Кислая: Давай кофе.

Странный ставит какую-нибудь музыку. Под настроение. Вероятнее всего что-нибудь из New York Art Quartet, хотя совершенно необязательно. Направляется в правую дверь.

Странный: Это <называет группу, название альбома>. Один из лучших их альбомов.

Кислая: Слушай, я никогда раньше не видела квартиру такой странной формы.

Странный: Ну да — правильный шестиугольник. Это потому что квартира прямо внутри этой самой башенки, которая тебе снизу так понравилась. Плюс ко всему — самая рациональная форма.

Кислая, в то время, как странный находится на кухне, осматривает квартиру — книжные полки, диски, ну или еще что-нибудь.

Кислая: Да, здорово… Подожди, но ведь башня-то круглая…

Странный: А не знаю — видимо все таки круглая комната — это уж слишком. Как бы я в ней мебель расставлял?

Кислая: А, ну да.

Странный: А, хотя представь — приходишь в мебельный — милейший, мне гардероб с таким-то радиусом кривизны.

Кислая: Угу, а продавец тебе — сударь с таким радиусом у нас только зеленые шкафчики.

Странный: Ага, а я — какой ужас, милейший, у меня же фиолетовые стены.

Кислая: Ах, сударь, зачем вы вводите меня в заблуждение — они у вас нежно-кремовые, а вовсе не фиолетовые.

Странный: Дааа? Откуда же вы знаете, какого цвета у меня стены дома?

Кислая: Ну как же, ведь совсем недавно я была там.

Странный: И что же вы там делали?

Кислая: Даже и не знаю. В целом — обзалась с одной крайне сомнительной личностью.

Странный: Интересно. А о чем?

Кислая: О королях и капусте, конечно, о чем же еще.

Странный: Ну мало ли… О тенденциях в мировой литературе, или о латиноамериканской живописи, или внутренней политике Северной Кореи, или моде одежды для собак… или…

Кислая: … левой резьбе на карманных моторчиках…

Странный: Ага. Или темой была ганжа в наручных часах.

Кислая: А может — абажуры бордового цвета?

Странный: Скучные лица.

Кислая: Пузыристая слюна.

Странный: Желтый слон.

Кислая: Ага. Кирпичные дома.

Странный: Вот. Кофе готов. Вообще, я его слегка рановато снял, так что не очень вышел.

Кислая: Ну, не знаю, по-моему, хорошо.

Странный: Ну, значит ты ничего не понимаешь в хорошем кофе. И хорошо.

Кислая: Отчего это?

Странный: Я, знаешь ли, весьма тщеславен и не люблю, когда кто-то в чем-то разбирается лучше меня.

Кислая: А. Ну разве что.

В этот момент Странному неождианно захотелось сменить музыку, и он ее меняет; или не захотелось, и он ее не меняет. Вероятно, этот раз зазвучат Birthday Party.

Кислая: Ну… И чего ты смеешься?

Странный: Смотри, как интересно — фраза вообще только из одних междометий с местоимениями состоит, а смысл все равно ясен.

Кислая: Общение на грани фантастики.

Странный: Угу. На ребре.

Кислая: На асимптоте…

Странный:… разделяя ее в отношении 1 к 3. Найти объем пирамиды…

Кислая:… если ребро основания равно 2.

Странный: Да… Хорошо.

Кислая: А хочешь еще задачку? Теперь по физике.

Странный: Давай.

Кислая: Мир положили на вершину пятигранной призмы. Если учитывать силу трения и сопротивление воздуха, то куда он катится?

Странный: Красиво. Все говорят, что мы вместе… но немногие знаю в каком.

Кислая: А кофе все же хороший, что бы ты ни говорил.

Странный: Ладно, кто я такой, чтобы спорить…

Кислая: Ты?

Странный: Да я. Так… мелкопоместный… дурак придворовый.

Кислая: Ну вот смотри — подойди к окну. Ага. Видишь — другие окна в темноте светятся?

Странный: Ну да.

Кислая: Красиво светятся, правда?

Странный: Пожалуй. Не все, правда. Вот смотри — вон те два, такого классного оранжевого цвета…

Кислая: Любишь оранжевый?

Странный: Ахха.

Кислая: Ладно, не важно. Вот ты можешь сказать, какие окна более красиво светят, а какие — менее?

Странный: Нуу… да.

Кислая: А про свое окно можешь так сказать?

Странный: Нет, не могу.

Кислая: Ага, а теперь, по законам жанра, ты скажешь, что это не вполне точное сравнение.

Странный: Ага. Именно так. Хотя на самом деле аналогия все таки вполне убедительная.

Кислая: Тогда что?

Странный: Не знаю. Тебе вот когда-нибудь две совершенно противоположные точки зрения совершенно правильными казались? На все нужно время. К любой идее нужно привыкнуть. Да и вообще… Ладно, будешь еще кофе? Или чаю?

Кислая: Нет. Давай кофе.

Странный: Хорошо. Слушай, а ты… ммм… Ладно, забей, неважно…

Кислая: А? Чего?

Странный: Да не, не важно…

Кислая: М… Ну ладно… Ой, слушай, а у тебя тут нарды валяются, под столом.

Странный: Нарды?

Кислая: Ахха.

Странный: Кх… Под столом? Клево… А фишки все есть?

Кислая: А что, сыграть хочешь?

Странный: Ага, под столом, представляешь?

Кислая: А почему под столом?

Странный: Ну не знаю, они же там нашлись…

Кислая: Ну… можно же их и достать оттуда…

Странный: А под столом безопаснее…

Кислая: А… Крыша над головой?

Странный: Ахха, именно…

Кислая: А в какие, длинные или короткие?

Странный: Ум. Ну, наверно в длинные…

Кислая: Чужие нарды не любишь выбивать?

Странный: Не люблю.

Кислая: А по…

Странный: …чему? П-п-п… Ну… Как можно не любить почему-то? Не любят просто так… Вот ты грибы любишь?

Кислая: Нет.

Странный: А почему?

Кислая: Аа… Ну, вкус мне не нравится…

Странный: Ум… не подумал… Так вот, я не люблю выбивать чушие фишки, потому что мне не нравится сам процесс выбивания… так… пожалуй…

Кислая: Ахха… Слушай, ты там скоро?

Странный: Да… Уже поднимается…

Кислая: Что поднимается?

Странный: Пена на кофе…

Кислая: Ну давай, а то я нарды уже расставила.

Может быть, в этом момент музыку захочет поменять и Кислая, а может просто пластинка до конца доиграет (но это разве что в то случае, если диск был синлом, так как таких несуразно коротких альбомов Birthday Party не было. Хотя может это были и не Birthday Party. Или вообще Странный пластинку не менял, в таком случае альбом NYAQ (или кого он там поставил) вполне мог подойти к концу. Как бы то ни было, вполне может статься, что наилучшим выбором Кислой покажутся Sigur Ros.

Странный: Ахха. Вот. Держи. Ну чего, давай кидать, кто первый…

Кислая: Тююю… 3… Смотри , как надо… О… 9… Я первая… Ой…

Странный: Ты аккуратнее. Твоя голова — ценная штука, не стоит ей об стол колотиться.

Кислая: Да. Я тоже что-то так подумала… Когда ударилась…

Странный: Ахха. От удара мысли так перемешались, что выстроились в фразу «Не стоит тебе об стол головой биться!» Аршинными буквами.

Кислая: Ха. Смешной. Вот кто еще сейчас так говорит? Ты знаешь хоть чему этот самый аршин равен?

Странный: Ну, что-то большое… такое… явно, но на лоб должно умещаться… наверно…

Кислая: А почему на лоб?

Странный: Ну, это же так говорится часто — у него на лбу аршинными буквами было написано…

Кислая: А. Ну да. И чем больше лоб, тем больше аршин.

Странный: Точно-точно. Смотри-ка, ты уже первую фишку в дом загнала.

Кислая: Ахха. Но вообще-то, по-моему, ты поддаешься?

Странный: Я?

Кислая: Ну да, а иначе с чего бы ты такие глупые ходы делал?

Странный: Я? Не знаю, может просто дурак… А вообще, что бы ты понимала в нардах. Мои ходы продуманы вперед на три партии.

Кислая: Тогда почему ты проигрываешь?

Странный: Я проигрываю?

Кислая: Ты!

Странный: Все, больше не проигрываю…

Кислая: Ну стой… Куда ты?

Странный: Чаю пойду сделаю. Зеленого. С медом. Всяко лучше, чем ты будешь мне тут объяснять, почему я неправильно играл. Ты будешь чай?

Кислая: Ну давай что ли… Слушай, а ты диван специально такой мягкий покупал? Или случайно так вышло?

Странный: Конечно намеренно. Мякие диваны — слишком большая редкость, чтобы один из них мне случайно попался

. Кислая: Ахха. Просто так конечно не попался бы. Неудачник ты.

Странный: Да. Именно. Ладно — вот тебе чай. Давай что ли на этом самом мягком диване его и пить, раз я его так предусмотрительно нашел и купил.

Кислая: Ну да, ну да… А это с чем?

Странный: Знаешь… не уверен. Бергамот, по-моему… Да… Судя по вкусу…

Кислая: Ага. Да, точно. Вкусно.

Странный: Ой. Слушай, я мед-то не взял. Принесу сейчас…

Кислая: Да сиди уже. Не суетись.

Странный: Хорошо, не буду. Сижу.

Вот в этом месте, вполне может быть к месту хорошая, минуты на две пауза.

Человек в тапочках: Кхм. Ой, простите, у вас незаперто было. У вас сахара не найдется?

Странный: Да, конечно… Сейчас… Секунду…

Может быть Странный даже что-нибудь уронит на кухне. Все зависит от того, насколько он раздосадован появлением соседа.

Странный: Вот, пожалуйста…

Человек в тапочках: Ну да, спасибо большое. Если что…

Странный: Вам хватит?

Человек в тапочках: О да, да, конечно… Ну, наше вам. Счастливо оставаться.

Странный: До свидания, до свидания.

Кислая: Забавный…

Странный: Не знаю… Да, наверное…

Кислая: Да… Такое ощущение, будто он что-то важное с собой забрал.

Странный: Может, пойдем погуляем?

Кислая: Сейчас, да… Давай еще посидим, хорошо?..

Странный: Хорошо…

Кислая: Странно как-то…

Тут снова долгая пауза. В общем-то, уже и все. Может быть персонажи занимаются сексом, может нет, оставим это на совести и стыдливости режиссера.