Ищем бесов!

[список текстов]

Корочка светло-коричневого цвета бугристой канавой начала приподниматься с левого края. Показались крошечные черные точки, из-за чего начинало казаться будто это ванильное мороженое. Постепенно приподнявшийся край целиком почернел; и пузырьки темного, кофейного цвета начали пробиваться по всей окружности джезвы. Выждав еще пару секунд, Антон плавным дугообразным движением цапнул прохладную деревянную ручку и приподнял сосуд, наполненный горячим, ароматным кофе. Легонько щелкнула ручка, красное круглое пятно на новомодной стеклокерамической плите кусочком мыла растворилось в гладкой блестящей черноте. Одновременно с этим тихонько звякнула чашка, которую осторожно, двумя пальцами за ручку, сняли с крючка и поставим на серую, рябоватую столешницу.

Из-под коричневый кромки вырвалась непрозрачная, черная струя, которая, разбиваясь на крошечные шарики, ударилась в мутную, забродившую белизну донца чашки; белизну, какой обладают только давно немытые фонари эскалаторов метро и глаза, которые периодически снились Антону по ночам.

Пенка соскользнула вслед за кофе и густым, ровным слоем растеклась по поверхности. Антон осторожно, держась за края, переставил чашку на стол, после чего достал поджарившиеся хлебцы из тостера. Пена была ровной, без разрывов — кофе получился хороший.

Антон внимательно сощурил глаза и быстро, чтобы не дать кофе остыть, прошел в ванную. Наскоро поелозив по коже бритвой, он ополоснул лицо и внимательно, как парашютист, готовящийся к прыжку, посмотрел в зеркало. Оттуда выглядывало широкоскулое черноглазое лицо с прямым греческим носом. Антон провел рукой по темным густым волосам, отбрасывая со лба непоуслушно торчащие колосья прядей. Еще несколько секунд он вглядывался в серебристую отражающую поверхность, затем повернулся и, звонко щелкнув пластмассовым выключателем, вернулся на кухню.

Плетеное кресло сухим надтреснутым звуком отозвалось на 60 килограмм массы, опустившихся в него. Антон подчеркнуто-небрежным жестом схватил чашку и отхлебнул слегка подостывший кофе; затем он развернул едва заметно теплый, но еще пахнувший типографской краской утренний выпуск бульварной газетенки; невнимательно-расслабленный глаз привычно скользнул по строгим жирным заголовкам:
«Девственница-некрофилка задрочила до смерти пистолетом трех миллионеров»
«Мальчик в горах обнаружил бомбу инопланетян-евреев»
«На птицеферме в Австралии выращена поюща свинья-извращенка»
«Лесбиянки-киллеры торгуют в Питере отравленной шавермой»
«Террор маньячек — монстры с бешеной маткой»
«В подмосковном лесу найдены разумные грибы-пидорасы»
«Гурченко упала и ударилась головой»…

Двенадцать громадных. листов вместе с тремя глотками кофе и одним тостом.

Пережевывая слегка подгоревший и уже безнадежно остывший хлеб, Антон расслабленно заскользил по первой заметке, в которую уткнулся его взгляд. Статья была какая-то мелко-смешная, с натужной и почти уже не смешной потугой на стеб, вроде «Ха-ха-ха! Старушку убили. На кусочки порезали и холодец сварили.» Пробежав глазами все три колонки статьи, Антон сполз взглядом чуть ниже — к следующей заметке.

Глаз замыленно-привычно по дороге пробежал черную полоску рекламного объявления, вклеенного между статьями. Он хмыкнул и отставил допитую чашку в сторону. «Совсем сдурели,» — пробормотал он.

Объявление было такое: «Ищем бесов! (скупщиков душ) Оплата — 10% дохода. Выплаты гарантированы.», и чуть ниже помельче «тел 425-7816 (многоканальный), звонок из Москвы бесплатный, прием на работу всех желающих».

Недешевая шутка, подумал Антон, ну да их дело. Чашка глухо стукнула о поверхность металлической раковины, вслед за ней отправилась джезва. Помою вечером, решил Антон, направляясь в коридор.

Разношенные коричневые ботинки плотно обхватили ноги. Местами штопанный плащ спустился на плечи. Щелкнул выключатель — прихожая погрузилась в желтоватую тьму. Затем дверь раскрылась, чтобы за долю секунды сквозь гордо-прямоугольный проем скользнула выскоая сутулая фигура.

Клацнул замок и квартира затихла на десять часов. Лишь изредка дребезжали окна из-за проезжавших внизу машин.

***

День прошел нервно. Антон из-за чего-то поругался с Ромкой, наорал на Темыча. Весь день что-то не давало покоя. Отсидев положенные девять часов в будке админа, усталый и нервно-злой тем же вкрадчивым и строгим одновременно звуком отпер дверь.

Было поздно, уже не хотелось даже ужинать. Антон кинул сумку на пуфик и крючкообразно согнул поясницу, развязывая шнурки. Из такого согнутого положения был виден краешек кухонного стола, на котором лежала газета.

Антон нервно дернул головой, затем развязал наконец неподдающий шнурок и почти рысцой побежал на кухню. Нужная страница нашлась почти сразу. Гладенькие резиновые кнопки несколько раз продавились — на том конце провода раздались тоненькие гудки. Затем что-то неприятно щелкнуло, и густой мужской голос произнес «Нам бесы нужны! Бесы! А не вы, казуалы!» Затем что-то щекнуло еще раз, и трубка дернувшись начала скулить короткими гудками.

Антон резко выходнул, затем еще раз набрал номер. Вновь послышались гудки, затем резкий треск и трубка, неожиданно почернев, упала на пол. Ну и слава Богу, подумал Антон и полез в шкаф за кукурузными хлопьями.

[список текстов]