Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава X, в которой Акварель пьет бяка-колу и опасается за свою целомудренность

Акварель смотрела за медленно кружащуюся спиральку пузырьков в стакане. В крошечном помещении кофейни было накурено настолько плотно, что редкие мысли посетителей богемного вида временами застревали в густом дыму. Мысли по большей части были непристойного характера, что заставляло Акварель недовольно щуриться.

Время от времени она, делая вид, что поправляет волосы, украдкой стряхивала мысли на пол и давила их каблуком. По счастью девушки богемную публику исключительно в качестве модного аксессуара и Акварель, несмотря на то, что пила бяка-колу в одиночестве, могла не опасаться за свою целомудренность. От этого наступало какое-то самоуверенное спокойствие — наступало спокойствие, в основном, на ноги, по счастью посетители этого не замечали, так как были увлечены обсуждением последней публикации гениального писателя-гиперидеалиста Хлебчика.

Хотя, конечно, в центре Брюсселя, может случиться всякое, рассуждала Акварель про себя.

Вообще, Брюссель издревле слыл нехорошим местом, тут вечно проходили разные литературные конференции, сводившиеся в основном к похвалам в сторону Хлебчика и рассуждениям на тему «А где в Брюсселе найти мальчиков?» Заканчивались подобные конференция обычно тем, что мнения литераторов разделялись, образовывались две группы — первую интересовал в основном Хлебчик, а вторую — мальчики, причем на определенной стадии обсуждении, когда выпивалось большое количество разнообразных напитков, вторая группа неизменно принимала первую за мальчиков, так что кончалась конференция всегда скандалом.

Акварель поглядела на экран своего модного шестиугольного дилифона — было около двух часов дня. Самолет в Лиссабон вылетал через несколько минут, так что следовало поторопиться. Акварель подхватила свой чемоданчик агента по продаже пинг-понговых шариков и поймав за фалды проезжавшего мимо таксиста отправилась в аэропорт.

Аэропорт был низким и угловатым зданием, для симметрии построенным в форме неправильного двенадцатиугольника. Это должно было символизировать нерушимость границ Бельгии, однако, на деле, демонстрировало лишь хороший вкус строителей, что позволяло Бельгии уже вторую сотню лет оставаться в лидерах строительной промышленностей, несмотря на то, что в стране производились лишь детские совочки да железобетонные трубы.

Быстренько пройдя пироженный контроль (проверялась совместимость пассажира с пирожными, подаваемыми на завтрак в данной авиалинии) Акварель заняла свое место в салоне самолета и принялась проверять образцы, аккуратно разложенные в чемодане — лететь до Лиссабона было около часа, и за это время она должна была тщательно подготовиться к довольно крупной сделке по продаже шариков.

[<назад] [оглавление] [дальше>]