Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава XIV, в которой Акварель прибывает в Лиссабон и селится в лучший отель

Около девяти часов вечера старенький российский самолет Фу-173/1 (добавочный 05), на борту которого находилась Акварель, начал заползать на посадку лиссабонского аэропорта Aeroporto De Lisboa. Проходил процесс непросто, видимо потому что в этот день на луне появились непонятные пятна (об этом писали все новостные агентства), и поэтому самолет очень волновался. Впрочем, откуда бы ему об этом знать — телевизора-то у него не было.

Как бы то ни было, несколько раз воздушный лайнер ударился головой о посадочный воздушный коридор, громко выматерился, после чего наконец приземлился — пассажиры облегченно вздохнули, дружно утерли лбы батистовыми платочками, после чего поспешили к выходу, распихивая конкурентов за право выхода из салона самолета первым. От такой толкотни у Акварели даже чуть было не заболела голова. Головные боли же, как известно, очень дурно влияют на деловые способности, что для Акварели перед важной встречей по продаже партии шариков для пинг-понга. Поэтому она недолго порывшись в сумочке и начала распылять вокруг спиртовой раствор солей хрома.

Как известно спиртовые растворы солей хрома достаточно редки (по той причине, что соли хрома вообще обычно нерастворимы и приходится долго их уговаривать раствориться, на что уходит куча времени), а поэтому пассажиры мгновенно сбежались посмотреть, какой болван разбазаривает такое бесценное богатство.

Акварель же, воспользовавшись образовавшейся среди дубов-пассажиров тропинкой выскользнула на трап и поспешила в здание аэропорта. Там ей пришлось пройти на положенный контроль. Положив десяток шариков на стол к положеннику Акварель внимательно на него взглянула — тот даже не пошевелился, поэтому Акварели пришлось, скрепя левый желудочек сердечной мышцы, расстаться с еще одним шариком, после чего положенник счел все формальности выполненными и пропустил Акварель на вольный простор улетно-прилетной зоны аэропорта, густо заполненной таксистами явно малазийского происхождения.

Впрочем Акварели это было даже удобно и уже через пару минут она довольно уютно устроилась на заднем сиденье желтоватого драндулета, на левом борту которого было размашисто написано Taxi De Lisboa.

— Куда изволите? — осведомился шофер, одноногий рыжий малаец с повадками потомственного пирата.
— В лучший отель города. — мгновенно отреагировали Акварель и машина, для порядка чихнув пару раз (и еще три раза кашлянув), совершила разворот на месте.
— Туда. — взметнулась рука таксиста. Палец указывал на неказистое здание, выполненное в форме наклонного параллелограмма, на котором весела вывеска «Лучший отель в Лиссабоне».

«С таким заявлением не поспоришь,» — подумала Акварель.
— Отлично. — ответила она и, расплатившись, направилась прямо в холл отеля, где в этот момент проходили процедуру регистрации спецагент Антонио Хулинадо и дофтор Нидайбох.

[<назад] [оглавление] [дальше>]