Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава XV, в которой старушек с прицепами перерабатывают на кибернетических монстров-убийц

Гервасио мерял тротуар аккуратными шагами ровно по 61 сантиметру (природная точность досталась ему от деда по материнской линии). Тротуар был неровный и поэтому очень плохо мерялся. Это слегка раздражало. От раздражения становилась сухой кожа.

С сухой кожей жить было не очень приятно, поэтому Гервасио время от времени доставал из кармана лубрикант на основе ланолина и обильно смазывал лицо, после чего продолжал свой размеренный шаг. От частого повторения этой операции лицо его блестела так, будто он только что утерся блином вместо салфетки.

Где-то к восьми вечера, когда он окончательно понял, что померять тротуар вряд ли удастся, Гервасио остановился и огляделся по сторонам - прямо напротив был небольшой порнокинотеатр, за спиной располагалась станция метро.

Это наводило на интересные мысли. Конечно порнокинотеатр привлекал Гервасио больше (он притворялся знатоком искусства и при этом ошибочно считал порнографию последним нововведением кинематографа), однако сеансы там были ночные, о чем гласила афиша (между прочим во весь голос, так что даже слегка болели барабанные перепонки). Ввиду этой причины Гервасио резко крутанулся на каблуках, разворачиваясь в сторону метро. Асфальт слегка задымился и расплавился, отчего Гервасио ушел вглубь на пару сантиметров. Подергав ногами, он выбрался и зашел внутрь станции метро Palhava.

Платформа была почти пустой, лишь по углам за колоннами прятались вражеские агенты влияния, которым, впрочем, не было никакого дела до Гервасио - они караулили спецагента Антонио Хулинадо.

Гервасио пересек платформу, сел в поезд и отправился в сторону центра города - к станции Sete-Rios.

***

В это время группа пингвинов Гумбольдта наконец вразвалочку промаршировала мимо служителя станции Jardim Zoologico и начала спускаться по гранитным ступенькам на платформу станции, распугивая свои видом старушек с прицепами, которые из осторожности предпочитали отпрыгивать в сторону, запуская в пингвинов тележкой-прицепом. В результате этого пируэта и тележка и старушка неизменно падали не рельсы. Обугленные и посиневшие трупы старушек тут же оттаскивались в сторону расторопными служителями, после чего посиневшие и скрюченные тела вместе с неизменными тележками отправляли на перерабатывающий завод, где из них делали кибернетических монстров-убийц, благо изменения требовались совсем небольшие.

Когда старушки наконец кончились пингвины спустились на платформу и, недолго думая, сели на первый подъехавший поезд, который и повез и в сторону станции метро Sete-Rios.

[<назад] [оглавление] [дальше>]