Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава I, в которой в воздухе веет грозой, Неизвестно кто молчит, а Марат садится на автобус

День начинался, в этом не было никаких сомнений, равно как и в том, что начинался он крайне неудачно. Марат перешагивал через неровные, рваные ручьи. Можно было и обойти, но дорога в обход парка была длиннее на две минуты тридцать семь секунд, а уж такой расход времени был абсолютно недопустим.

В воздухе веяло грозой, Марат послюнявил палец и, не останавливаясь, поднял его в воздух — веяло с востока на запад. «Это хорошо, — подумалось ему. — Хотя, вообще-то, непонятно с чего бы это веять должно, когда сейчас всего 8 утра…» Конечно, на самом-то деле было уже одиннадцать, но по той причине, что на работу надо было прийти к девяти, ради собственной безопасности Марат предпочитал думать, что еще только утро.

Тем временем ручьи начали, наконец, подходить к концу. Конец, заподозрив неладное, поспешил убраться куда подальше. «Куда подальше?» — спросил Марат неизвестно кого, но неизвестно кто предпочел промолчать, потому как молчание — золото, а золото всем нужно. «Ну и молчи, тогда,» — разозлился Марат, нервно сплевывая и крестясь. Неизвестно кто презрительно крутанул пальцем у виска.

Корявые черные стволы деревьев постепенно раздвинулись и обнажили сероватое полотно дороги. На мерно тикающих часах было 8:12. «Успел,» — перевел дыхание Марат, занимая место в очереди, выстроившейся перед автобусной остановкой. Очередь недовольно загудела и напряглась. На то, что будет занято еще одно место она явно не рассчитывала. Да она, собственно, вообще считать не умела. «Ша!» — гаркнул Марат на очередь — та отшатнулась, но позиций сдавать не собиралась. «Ша!» — повторил Марат уже без особой надежды. Очередь лишь презрительно поморщилась и свернулась клубочком. Стало как-то холодно и неуютно. Небо заполнилось непонятными черными квадратами. «А нас и не надо понимать!» — презрительно шептали они, закручивая кривые спирали в воздухе.

Марат покачал головой и посмотрел в сторону, оттуда, скрипя и раскачиваясь, показался автобус. Очередь напряженно замерла, готовясь к борьбе за места. Прошло минут пятнадцать и скрипящая колымага наконец поравнялась с остановкой. Черные от копоти двери сложились и Марат, воспользовавшись секундным замешательством вскочил в салон. В ту же секунду водитель, громко расхохотавшись, нажал кнопку закрытия дверей. Стальная коробка поехала. Взбешенная очередь вскочила на ноги и помчалась по дороге, громко отстукивая на окнах ритм популярной в этом сезоне мелодии «We can be there, or here, but, anyway, feel my heart — it's beating very fast».

«Ну да, все же все не так уж плохо…» — задумчиво пробормотал Марат себе под нос.

[<назад] [оглавление] [дальше>]