Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава XIX, в которой Вадим Голан все еще спит, а Хулинадо общается с высшим разумом

— Вы что, считаете меня идиотом?
— Нет, но я ведь могу ошибаться.
Тристан Бернар

Гениальный сыщик и бездарный графоман Вадим Голан спал. Спал на полу перед кабинками туалетов. Его просто забыли при падении самолета в салоне. Эвакуировать самолет с проселочной дороги никто не посчитал нужным — решили просто построить новую. Сон у Голана был крепкий, даже слишком, так что о падении самолета он до сих пор ничего не знал.

В салоне тем временем становилось все жарче, так как кондиционеры в целях экономии были свинчены с борта и распроданы на клопином рынке (специальном заведении куда допускают только клопов).

Из-за жары в воздухе крутились какие-то черные пятна, непонятного происхождения. Пятна нагло хихикали и совершали непристойные действия, от которых сами же и смущались, от чего краснели и вылетали в трубу. Труба была хорошая, стальная, как и положено на любом уважающем себя самолете. В эту трубу вылетать было приятно и даже не особенно больно, так что черные пятна не были в обиде.

Вадим Голан же продолжал спать.

***

В это время в гостинице «Лучшего отеля в городе» образовалась небольшая очередь. Очередь состояла из Антонио Хулинадо, Пробквессора Нидайбоха, Акварели и Марата.

— Арзгандо до вишенто де Лисбоа? — уже в третий раз переспрашивала девушка клерк Хулинадо.

Хулинадо же, не знавший португальского в который раз повторял:
— Хулинадо?
Девушка, думавшая что это специфический португальский акцент снова безуспешно поинтересовалась целью прибытия Антонио в Лиссабона. Не добившись ничего толком, она решила, пойти другим путем:
— Do you speak english? — поинтересовалась она.
— Йес ай ду. Ай эм фром Раша. Май нейм из Алекс. Ай эм сикстин. Ай лайк ту плей баскетбол. Ай вил би полисмен сун. — выпалил Хулинадо.

Возникла пауза. Антонио и сам толком не знал, откуда взялась эта фраза. Видно связь с высшим разумом, подумал он и решил продолжить тираду.

— Лонг, лонг, лонг… Ви волк. Ви вонт ту слип ин йо хотэл. Вери мач. Слип. Хау мач? — поинтересовался он.

Девушка, вконец запутанная спецагентом просто выхватило у Хулинадо из-за уха торчавшую там с незапамятных времен кредитку «Америкэн Депресс» и вставила ее в кассовый аппарат.

— Надо же. А я думал, что потерял ее. — задумчиво произнес Хулинадо, получая карточку назад вместе с ключами от номера.
— Пойдемте, дофтор. — обратился он уже к Нидайбоху, направляясь к лифту.

Хулинадо и Нидайбох отправились в номер, а к стойке подошла Акварель, за которой таращась во все глаза на… сумку висевшую за спиной девушки плелся Марат.

[<назад] [оглавление] [дальше>]