Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава XXX, естественно, непристойная

На месте разорванной связи образуется положительно заряженное «место», именуемое дыркой.
Л. А. Логинов «Физика»

— Там кажется что-то упало? — задумчиво указывая на дверь в коридоре пальцем, спросила Карамель.
— Да, кажется, действительно что-то упало… — так же задумчиво ответила Акварель, глядя на белокурый локон, накрученный на длинный изящный пальчик. — Я пожалуй посмотрю.

Акварель безупречно-изящно пересекла комнату и наклонилась к замочной скважине. Марат застонал и окончательно закатил глаза, неестественно вываливая язык (вообще говоря, непонятно как это можно делать естественно, хотя некоторым, говорят, удается).

— Знаете, судя по всему это была кошка… или сквозняк.
— Да, конечно это кошка. — согласилась Карамель.

Акварель снова присела за столик. «О, эта детская наивность,» — прохрипел Марат и снова затих.

— А, может, уже перейдем на ты? — поинтересовалась Карамель.
— А «ты» не будет больно?
— Думаю, нет. — девушки засмеялись.

В бокалы удалось выдавить еще чуть-чуть вина (бутылка при этом страдальчески пискнула).

— А знаешь… — произнесла Карамель, перемещая руку с бокала на колено Акварели (Марат ударился головой о колено).
— Да? — спросила Акварель, тщательно демонстрируя наивность (Марат кашлянул и слегка приподнялся, заглядывая в замочную скважину).
— Давай сходим на концерт. Сегодня играют The Dead-Coats. — предложила Карамель (Марат разочарованно сполз по стене, застегивая ширинку).
— А кто это?
— Ну у них еще поет этот исландец. Он просто чудо — играет на трубе, как на саксофоне, на пианино, как на виброфоне, а на бас-гитаре, как сумасшедший.
— Да… пожалуй стоит сходить. — согласилась Акварель (огорченный Марат в бешенстве укусил себя за левую пятку). Девушки, взяв необходимые вещи, вышли за дверь. Под дверью валялся Марат.
— Какой ужас! — возмутилась Акварель. — Он же слышал наш разговор!
— Да нехорошо вышло… — согласилась Карамель, задумчиво вынимая из сумочки пистолет (миниатюрный Браунинг 1929 года, покрытый розовым лаком и инкрустированный золотом). Она наклонилась и приставила ствол к виску Марата, секундой позже на полу лучшего отеля в Лиссабоне появился свеженький, с иголочки, труп.
— Миленький вышел… — пробормотала Акварель и вызвала лифт.

— Ну. Его потом уберут. — решили Карамель и, нажав кнопку первого этажа, поцеловала Акварель в нежные розовые губы (старый извращенец-лифт натужно затрясся и пошел вниз гораздо медленнее, впрочем, этого никто и не заметил).

[<назад] [оглавление] [дальше>]