Время велосипедистов

[<назад] [оглавление] [дальше>]

Глава XL, естественно, слегка длинноватая

Щелчок. И музыка прекратилась. Как будто не было ничего, словно, когда ты на секунду закрыл глаза тебе пригрезилась эта музыка, но вот ты размыкаешь веки и яркий свет режет глаза, и все сразу стихает. И одновременно глушит какой-то уж совершенно невозможной фаянсовой белизной. И тут же скрипучий, дурацкий голос:
— Как сказал Бонапарт: «Успех — вот что создает великих людей». Конечно о секретах успеха вернее всего рассуждают неудачники. Они все вам скажут, что удача — дело случая. Хотя дело не в том, да? И сейчас мы это проверим.

***

Зрители были ошарашены. Конечно: не каждый день концерты прекращаются таким экстравагантным образом.

— Да, эффектно… — пробормотал Голан.

Тем временем голос из колонок продолжал вещать:
— Сохраняйте спокойствие. В зале находятся наши люди. Суммарный заряд взрывчатки который находится у них позволит с легкостью взорвать здание. Сидите на своих местах, и учтите вас захватили люди самого Che!
— Неужто того самого Che? — раздался выкрик из зала.
— Да.
— Так вы именно тот самый Che? — снова поинтересовался из зала тот же любопытный (он явно туго соображал, иначе не спрашивал бы два раза).
— Да. Тот самый! Тот самый Che! Che Boorashka!
— Господи, мы все погибнем. — произнес бледный, как раковина в ванной Голан.
— Вы его знаете? — спросил Нидайбох.
— Этот сумасшедший провел серию терактов в прошлом году.
— Мдя… — протянул Нидайбох. — А чего вы хотите заорал он во всеуслышание? Вы хотите денег?
— Побойся Боба! No woman, no cry, no money, грешник!
— А что же вам надо?
— Как что? Взорвать это чертово здание. — ответил Che Boorashka.

И грянул взрыв.

***

Обломки консерватории лежали в беспорядке — укладывать их было некому. Толстый слой бетона лежал на тонком слое зрителей. Было тихо. Очень, только изредка слышался шорох, когда падал камешек.

— Ну, я думаю нам пора? — поинтересовалась Карамель.
— Да, думаю пора. — сказала Акварель.
Настя молча кивнула. Девушки поправили прически и мерно зашагали по обломкам туда, где кипела настоящая жизнь.

[<назад] [оглавление] [дальше>]